Светлая Память: Норма Джин Бейкер

Лос Анжелес, США (01-06-1926 - 05-08-1962)

«Мужчины лезут на луну, но их совсем не интересует бьющееся человеческое сердце»

«Она хотела быть желанной» - написал ее первый мэнэджер Джони Хайд в книге «Легенда Мэрилин Монро». Она воплотила в себе мечты и чаяния всех женщин Планеты Земля, и потому до сих пор остается ими любима.

В ее последнем фильме с символичным названием «Что-то должно случиться» Мэрилин выглядела очень счастливой. Дело не только в широкой улыбке, но во всей ее ладной фигурке, в каждом мягком движении, в ее сияющих глазах. Можно быть очень таланливой актрисой и сыграть счастье, но его отсутствие могло прорваться в каком-то жесте, повороте головы...Нет! Ничто не выдавало в Мэрилин женщину, недовольную своей жизнью. Плавные спокойные движения уверенных рук, слегка спотыкающаяся, но игривая и уверенная походка, радостное бултыхание в воде, заливистый смех.. Разве только, ей давали амфетамины? Ее красота только что воистину расцвела и окрепла, в ней была какая-то внутренняя наполненность, похожая на любовь.

Очаровательная блондинка в белом раздувающемся плиссированном платье собрала толпу, из-за которой съемки фильма «Семь лет желания» пришлось перенести в студию. Наиболее знаменитая фотография Мэрилин навсегда сделала самую желанную женщину Америки еще более желанной. Голландцы называют это фото голливудской звезды моментом рождения современной архитектуры.

Наивная соблазнительница была сильной женщиной. Она могла часами сниматься и репетировать, оставаясь все такой же сияющей и соблазнительной. Во время своей поездки в Корею для подъема духа американской армии в 1954, она выступила перед 60тысячами солдат в полевых условиях, на холоде, под дождем, в одном вечернем открытом платьице, с плохим звуком, 8 раз за четыре дня. Утомительно переезжая с места на место у самой границы, где в любой момент могли начаться военные действия, приветствуя толпу изголодавшихся по женской ласке мужчин, она оставалась милой и невинной. Заболев в Корее воспалением легких, Мэрилин с температурой продолжала позировать фотокамерам, со своей неизменной улыбкой. Измотанная многочисленными перелетами и репетициями, она отсыпалась во время гримировки, когда она чувствовала все прикосновения, «словно все это не со мной».

2018_08_04_23_28_16307436150.jpg2017_12_11_19_38_101425222013.jpg

Можно сделать пластические операции – очень небольшие!, можно перекрасить волосы и исправить – неплохие, кстати, зубы. Но стойкость, характер, миловидность, которая идет изнутри – все это продукт генетики и самовоспитания. Она часами была на публике, вынося все вожделенные взгляды, всех журналистов, всех воздыхателей. И всегда – с улыбкой. Была ли она при этом счастлива? Наверное, да. Быть желанной для каждой женщины – счастье. Но, Светлый Ангел в мужском мире, она при жизни была проклятой всеми женщинами мира Ведьмой. С этим нужно научиться жить!

Ее дневники и записные книжки, представленные в 2016 году в амстердамской Новой Церкви в связи с 90-летием Мэрилин, показывают нам человека мятущегося. Ее нервный почерк, множество зачеркнутых неровных записей и вопросительных знаков выдают личность, неуверенную в себе. В своих стихах Мэрилин тоскует:

«Камни на пути,
наполненные цветом.
Я взираю на тебя вниз,
Подобно горизонту-
Тому пространству в воздухе,
царящему между нами, маня.
Я – множество историй.
Мои ступни испуганы,
словно я хватаюсь за тебя.

(стихи из книги «Я одна» - Перевод с английского Раисы Варнер-Шумак)

Голландские журналисты называют звезду «скрытой интеллектуалкой», ибо с 1955 года она начинает разбивать свой надоевший ей имидж легкомысленной блондинки в фильмах «Автобусная остановка» и «Неприкаянные» под собственной маркой «Мэрилин Монро Продакшнс».

Несмотря на постоянную занятость, Мэрилин Монро много читала. Она любила модерниста Джеймса Джойса, придумавшего даже понятие «кварк» для фундаментальных частиц, входящих в состав протонов и нейтронов. Это было нелегкое чтение!

Поэт Уолт Уитмен, певец свободы, с его кредо «Я воплощаю в себе всех страдальцев и всех отверженных» был тоже любим самой желанной женщиной мира, которая, очевидно, в глубине души причисляла себя к этим отверженным. Ведь все свое детство она скиталась по чужим семьям и приютам (ее номер 3463), у нее не было своего дома и она никогда так по-настоящему и не узнала, кто ее отец.

Актриса читала также пьесы Артура Миллера, который впоследствии стал ее мужем.

А еще она любила Антона Чехова с его эмоциональным интимно-лирическим «подводным течением».

Невероятное напряжение и злоупотребление снотворными привели молодую женщину в психиатрическую клинику за год до ее смерти. Сказалась и наследственность – мама актрисы часто посещала подобные клиники. «Они интересуются только тем, что прочитали в книгах. Возможно, от какого-нибудь живого страдающего человеческого существа они могли бы узнать больше.»- писала Дива в своем дневнике о врачах. Она совсем не была сумасшедшей!

В своих интервью она говорила о книгах, которые читала (стихи социал-демократа Карла Сэндберга; «Капитан Ньюмен, доктор медицины»; «Убить пересмешника»), о любимой актрисе Грете Гарбо («за мужество и верность принципам»), о том, что братья Кэннеди символизируют молодость Америки («с ее энергичностью и сострадательностью во всем ее блеске»), о водородной бомбе, как о ночном кошмаре. Она была скромна, не выставляла напоказ свои интимные сны или интимную жизнь. Она любила думать. Она страдала от отсутствия постоянной любви и внимания, она не доверяла миру.

Любимая миллионами актриса умерла от передозировки снотворного, (однажды она уже пыталась сделать это!) так и не успев никого позвать на помощь. Она ушла с телефонной трубкой в руке. Сотни американцев последовали ее примеру, приняв повышенную дозу снотворного.

Мэрилин Монро мечтала о равенстве для всех сословий и народов, но эти ее мечты журналисты в свои интервью вставлять забывали.

«Легкомысленная блондинка» была верным другом, имела чутье на талант и держала свое слово. Обещав появляться в клубе, где пела ее невероятно талантливая протеже Элла Фитцжеральд, она приходила туда каждый вечер.
Мэрилин быстро расставалась со своими мужьями, всегда выбирая кино.

Желанная миллионами не могла принадлежать одному. Но до конца своих дней один из них, бейсболист Джо Димаджо каждую неделю приносил розы на ее могилу.

После всех похотливых взглядов и жизни в выдуманном киношном мире ей нужно лишь было, чтобы дома ее кто-то ждал: любящая мама, заботливый отец, простой незвездный муж, который не видел бы в ней конкурентки. Она жаждала простой, безусловной любви – не к секс-символу Мэрилин Монро, а к Норме, к маленькой девочке, так и не узнавшей заботы мамы и отца; она мечтала о детской любви к ней, к Норме-матери, так и не прикоснувшейся к маленькой детской ладошке.

«Взгляните на звезды.
Как ярко они светят там, в вышине.
Но каждая из них, должно быть, очень одинока...»

Расскажите о ваших ушедших любимых, родных, или близких знакомых людях.